Древние или архаичные?

Следующим на очереди будет пост про харассухумскую письменность, а пока он готовится, я напишу о том, для чего мне не нужны дополнительные материалы — только моя голова.

Архаичные современные языки.

Я думаю, каждый из вас хоть раз в жизни слышал словосочетание «древний язык». Наши родные рецинский и речанский называют древними и спорят, какой из них древнее; скадинский, древнеэллинский и ещё несколько штук — вообще безусловно древние. Правда?

Нет!

Начнём с того, что все языки одинаково древние. Например, потому что они все появились во время хиврисского столпотворения. Или, иначе, — потому что они непрерывно развивались с самой зари возникновения разумных видов. Могу привести ещё несколько примеров, но, думаю, понятно и так.

Намного более корректным с точки зрения здравого смысла будет словосочетание «архаичный язык» — то есть тот, который в течение долгого промежутка менялся очень мало и сохранил много черт, которые были ему присущи ещё тогда, давным-давно. Вот по ним — просто для общей эрудиции — я сейчас и пробегусь. Пока что по тем, которые в ходу в Орове.

1. С большим отрывом побеждает… Жутовский! Остальные могут спорить с ним как угодно, но факт остаётся фактом: за прошедшие две с половиной тысячи лет он почти не изменился. Разве что лексикон обновил, но это вполне естественно. Я вот сейчас, например, покажу одну фразу из песни сперва в современном виде, а потом — как бы она выглядела где-то в начале нашей эры. При условии, что все слова те же, разумеется.

kaip obelis, apsunkusi nuo vaisių, užlaužiu tragiškai nusvirusias rankas
kaip ābelis, apsunku(n)sī nō waisjun, užlaužjū tragiškai nuswiru(n)sja(n)s ranka(n)s

как видно, кроме слова tragiškai («трагически»), которого тогда в принципе не могло существовать, остальное выглядит максимально похоже. Песня называется Laisvė («Свобода»), я её уже вроде когда-то сюда кидал.

2. Джеартой. Начиная где-то века с седьмого, он остаётся практически неизменным, но вот в промежутке между пятым и шестым веком его система времён ОЧЕНЬ переработалась. Помимо трёх уже имеющихся чисел (единственного, множественного и двойственного), туда добавилось паукальное («несколько»), и видо-временная система разрослась почти вдвое (всякие перфекты в будущем и прочие страшные вещи). В фонетике же произошло несколько минимальных изменений, из которых самая характерная вот: дифтонги āy і ay (а:й і ай) слились в один дифтонг oy (ой). То есть, если раньше их язык назывался jeārţāy, то теперь он всем известен под именем jeārţoy. Такие дела.

3. Харассухумский. В нём я разбираюсь, увы, отвратительно, но изменения, насколько могу судить, вполне себе обыкновенные. Морфологически всё осталось плюс-минус так же (если считать от начала нашей эры), порядок слов стал намного более строгим, а ещё гласные поразъезжались во все возможные и невозможные стороны. Это произошло из-за влияния согласных (причём как предыдущей, так и последующей), и… дело в том, что в харассухумском именно набор гласных слова выражает его морфологическое значение. Раньше эта система была очень прозрачной, а сейчас вот посмотрите сами:

было: yadqañr, «он обитает»
стало: edqañr

было: yaqrañb, «он умирает»
стало: yaqrañb

было: yawẓañr «он известен»
стало: … oẓeñr

Дальше не буду продолжать, там плохо.

Ну и напоследок. Спросите, почему я не сказал про альвские языки? Потому что они читеры, живут долго и свою литературную норму хранят очень бережно, так что туда смотреть вообще бесполезно. Уже сколько тысяч лет прошло, а ничего не меняется.

На этом всё. Ждите обновлений и не слишком скучайте!

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *